С МЕДИЦИНОЙ ПО ЖИЗНИ

Больше 20 лет в медицине, но глаза горят, и работа не оставляет равнодушным. Заведующий амбулаторией в Семёнкове Алексей Харабардин из категории душевных специалистов, которым доверяют и взрослые, и дети. А с работы его ждут красавица-жена, кстати, тоже медик, и четверо малышей

Большая часть профессиональной деятельности была связана с Вологдой, но в последние полтора года фельдшер лечит жителей Семёнкова и окрестных деревень. Амбулатория обслуживает в общей сложности около пяти тысяч человек. «Строю дом неподалеку — в Борилове. Всё равно езжу туда каждый день, решил совместить приятное с полезным. А добираться мне даже удобнее сюда, чем, допустим, в третью поликлинику города», - улыбается Алексей Павлинович.

«УНИВЕРСАЛЬНЫЙ СОЛДАТ»

Так себя называет фельдшер, ведь он сейчас сидит на взрослом и детском приемах, но ребят лечит чаще. В амбулатории действуют два участка, однако большинство родителей для своих чад выбирает «дядю доктора».

«Мы находим общий язык. Есть ребята, которые поначалу настороженно относятся к тому, что на приеме дядя, а не тётя, могут покапризничать. Потом привыкают, без ложки показывают горло, слушать даются, некоторые даже требуют, чтобы их послушали. С детьми общаться интересно, такие непосредственные, не обманывают, болит или нет. Если вчера пришел расстроенный, а сегодня приходит улыбается, значит, идет на поправку. А когда что-то серьезное у ребенка, то это уже психологически другая история. Такие вещи тяжелее переносятся. Я работал на скорой с 2003 года, 10 лет провел в бригаде интенсивной терапии и реанимации. Тех детей, которых не удалось спасти, помню почти всех».

Свою амбулаторию Алексей Харабардин называет маленькой поликлиникой. Ведь вскоре туда должна выйти педиатр. Также есть зубной врач, акушерка, прививочный кабинет, в физиокабинет ждут на прием медсестру, которая сейчас проходит подготовку. То есть кадровый вопрос стоит не так остро. Сложнее дело обстоит с обилием бумажной работы, которой необходимо заниматься после пациентов на месте и вызовов.

«Нас переводят на «цифру», но электронный документооборот нам жизни серьезно не облегчил. Все бумажные носители теперь переносим в электронные. Я довольно коммуникабельный человек, и обычно мне достаются большие участки. Например, во второй поликлинике был самый крупный по числу жителей участок. Тем более пришел туда в пандемию коронавируса и пропадал с утра до поздней ночи. Люди везде одинаковые, каждый со своим видением мира. Ведешь диалог, и всё нормально. Объясняю, что не надо надеяться на авось. День подождал, если не прошло, обращайся к врачу. У меня много знакомых врачей, которые не отказывают пациентам в консультации. В сложных случаях напрямую звоню и прошу посмотреть. Им же интереснее так в профессиональном плане».

НЕ ДУМАТЬ О ДЕНЬГАХ

В медицину Алексей Харабардин пришел практически случайно. На бухучет в вуз не поступил, а попал в медучилище. «Азарт» к профессии пришел во время учебы. Училище окончено с отличием, а мечта об экономическом образовании исполнилась позже.

Первый опыт случился еще после третьего курса. Тогда Алексей получил месячную зарплату в 580 рублей и понял, что в медицине можно оставаться только по призванию. Подкупала реальная возможность оказывать помощь и сохранять бесценные жизни.

«Как говорили у нас в училище: «карточки вы пишете для прокурора». Это действительно так. Полно проверяющих, и все хотят, чтобы ты запятые правильно поставил, чтобы никто не умер, чтобы ты всех вылечил. Гиппократ ведь был богатым человеком, в шелках ходил. В медицинскую касту не всех допускали, потому что выгодная контора. Сейчас нам увеличивают немного зарплату. Но я не должен думать о деньгах. На одном месте никогда не работал. На скорой, в такси, натягивал потолки, делал ремонты, работал в страховой и фармацевтической компаниях. Параллельно получал высшее образование. Как говорится, «на ставку есть нечего, а на две — некогда». Сейчас в учебном центре преподаю неотложку, в скорой пару смен в месяц беру в выходные. И во второй поликлинике иногда помогаю».

«У НАС ПОЛУЧАЕТСЯ»

За годы практики через фельдшера прошли тысячи пациентов, но некоторые запомнились особенно. Самым трогательным моментом Алексей Павлинович считает историю с девушкой, которую сбил автомобиль.

«Мы ее обезболили, всё перевязали, на носилки положили. Спрашивает разрешения взять меня за руку. И так просит: «Вы скажите, что у меня будет всё хорошо». Я говорю: «У тебя всё будет хорошо». Потом наркоз сработал. С таким вопросом обратилась и желанием поддержки в глазах — до сих пор помню».

На скорой, в поликлинике или амбулатории — везде удается помогать людям. А благополучное лечение возможно только при общем желании побороть болезнь.

«Одно дело — привезти в стационар на скорой, другое — вылечить. Оба этапа очень важны. В поликлинике нужно выявить вовремя какую-то патологию. А когда приходят после стационара, моя задача — не просто посмотреть выписной эпикриз, а наблюдать, смотреть, корректировать терапию, реабилитировать. Иногда приходит чуть ли не инвалид после инсульта. Потом лекарственные препараты принимает, рекомендации выполняет, и восстанавливается работоспособность. Приятно? Приятно. Настраиваешь пациента, он тебе верит, всё получается. Это у нас получается. Совместная работа пациента и доктора».

ПУСТЬ МЕНЯ НАУЧАТ

У Алексея Харабардина два сына от первого брака. Со второй женой воспитывают трех дочек, а недавно родился еще один сын. С Юлией познакомился во время работы на скорой. Пара вместе уже 11 лет.

«С мужем всегда есть о чем поговорить. Совместно некоторые рабочие вопросы решаем, если кто-то из нас сомневается, как поступить. Я могу проконсультироваться по лечению, потому что Лёша очень умный, с людьми умеет общаться, разговаривать. А сама больше с бумагами люблю работать. Дополняем друг друга», — считает Юлия Николаевна.

У супругов много общих тем, схожее чувство юмора. Дети растут, глядя на пример увлеченных родителей. Хотели бы Харабардины, чтобы ребята пошли по их стопам? Вопрос неоднозначный.

«Если кто-то из детей заявит в будущем о желании стать медиком, я возьму с собой на скорую и покатаю сутки. Если бы после этого сказал, что тоже так хочет, вопросов нет, иди учись. Я таким же был. Мимо меня проезжала скорая — так круто, тоже хочу там работать. А в реальности меняется отношение. Сейчас молодые приходят, через полгода у них свет в глазах тухнет. Мало кто задерживается, потому что не все чувствуют рвения к медицине. Врачи — фанатики своего дела. Они получают удовольствие. Иначе не работа, а каторга», — отмечает Алексей Павлинович.

А Юлия Николаевна предпочла бы всё же профессию врача для своих детей.

«На фельдшерах все «едут», обязанностей, как у врача, но нет такого статуса и зарплаты, хотя можем и за медсестру выполнять обязанности. И в целом врач — профессия хорошая, нужная».

*На фото: Юлия и Алексей Харабардины вместе уже 11 лет

Поделиться этим материалом