Корову гладь не рукой, а мукой

Труд операторов машинного доения коров в наши дни облегчен применением доильных аппаратов. Но для этой профессии всё же требуются физическая сила, крепкое здоровье, выдержка и доброе отношение к животным. Все эти качества есть у оператора из СХПК «Пригородный» Орзумухаммада Тошбобоева.

Его трудовые будни далеки от офисной пятидневки. Выпадают и ночные смены, и вечерние. Несмотря на усталость, молодой человек ходит на работу с удовольствием. Ведь от грамотного выполнения обязанностей зависит каче­ство продукта, который любят и ждут потребители.

Особый режим

В сельском хозяйстве Орзумухаммад занят уже пять лет. До этого после армии приезжал в Россию для работы на стройке, но через год вернулся на родину в Таджикистан. Вторая попытка была связана уже с коровами.

«Двоюродный брат работает на племзаводе в Погорелове, вот и позвал меня. Я через четыре года переехал в Непотягово, тоже по рекомендации брата. Здесь квартиру предоставили, служебный транспорт доставляет на место, очень удобно. Работу свою люблю, всё устраивает».

Для операторов порой непросто бывает привыкнуть к графику. Но со временем ранние подъёмы входят в привычку.

«Попробуйте сами встать в два часа ночи и пойти работать», – шутливо предлагает Орзумухаммад. Тут уж не поспоришь, не каждый справится. Режим своеобразный – по неделе в определенную смену.

«Если смена с трех до девяти утра, то приходится в два часа вставать. Голова еще не проснулась, а нужно уже отправляться на ферму. Коровы ведь не ждут. Вторая смена начинается в 11 часов, третья – в 19 часов. Мне проще, конечно, на вечерней, так и днем много свободного времени остается».

Коровы, как дети

Доению коров Орзумухаммад научился непосредственно на практике. Большая часть процесса сейчас автоматизирована. Нужно только соблюдать технологию, подцеплять коровку к специальному аппарату, а после окончания доения убрать его. На первый взгляд, больших сложностей нет, главное, чтобы человек был ответственным и любил животных. Но стороннего наблюдателя может напугать объем работ.

«Доильный зал на 750–800 коров, а операторов двое. Надо пошевелиться. Первое время не всегда успевал, сейчас хорошо получается. На одну корову уходит уже около минуты. Нужно помыть соски, а то они не всё время бывают чистыми, подсоединить доильный аппарат. Бывает, соревнуемся с напарником. Коровы могут убегать, приходится заставлять их идти обратно. Особенно новые, которые приходят, только отелились, маленькие телочки первое время убегают, носятся туда-сюда. Ловим и гоним в такое место, откуда убежать некуда. А как зайдет туда, где дойка, никуда уже не уйти», – объясняет Орзумухаммад Рузиматович.

Несмотря на превратности доильного дела, молодой человек относится к коровам, словно к детям. Понимает, что это не роботы, у каждой есть свой нрав, все проявляют его по-своему. Кому-то общение с человеком приятно, кому-то – нет.

«Есть у меня любимицы, а как иначе? Те, которые ласковые, не сбегают, дают чесать и гладить. Но многие и не позволяют. У каждой свой характер, как и у людей. В Погорелове у каждой были клички, тут нет, только по номерам. Но некоторым и сам придумаю, у меня любимчик Буя. Раньше работал на стаде на привязи, четыре года в одном месте, всех знал «по лицу». В «Пригородном» тоже очень хорошо узнаю. Как своего ребенка воспитываешь, так и тут: и накормишь, и погладишь. Коровы – это моё, должен за ними присмотреть», – даже в тоне голоса ощущается симпатия к этим животным.

Как и в любом деле, в доении коров нужно призвание. Особый талант – не просто механически выполнять определенные дей­ствия, а пытаться сделать всё как можно лучше. В том числе не только для людей, но и для самих «кормилиц».

«Бывает, корова болеет, или что-то с ней не в порядке. Смотрю на нее и могу это определить с одного взгляда. Корова ведь не разговаривает, посмотришь – и уже догадываешься, как она себя чувствует».

В Вологодском округе у Орзумухаммада трудятся двоюродный брат и другие родственники. Есть опора на земляков, но без самых близких всё же грустно.

«Думаю, как бы семью перевезти сюда. Они остались на родине, двое детей – старшему нет и четырех, младшей – меньше года. Я туда езжу редко, раз в год-полтора. Я хочу, чтобы они со мной жили, находились рядом. Для жены работа найдется, было бы желание. Работы хватает, бывает, беру по две смены, потому что больше некому».

Поделиться этим материалом