«Верю в тебя. Выжить обязан»

«Мам, у меня всё хорошо, я на работу собираюсь. Потом созвонимся», – говорил Вадим матери, а сам тем временем паковал вещи, чтобы уехать в зону спецоперации

Ложь во имя заботы

Собеседницей молодого человека на том конце провода оказалась Марина Валерьевна, руководитель волонтерского клуба «Мы – одна команда!» из Непотягова. Женщина даже не догадывалась, что Вадим скрывает от нее правду. Но молодой человек не считал свои слова обманом. Для него это было проявлением заботы, он не хотел тревожить любимую и любящую маму. Собрав вещи и окинув на прощание взглядом стены родной квартиры, Вадим переступил порог. Следующий звонок его мама получила уже из Севастополя, из воинской части, сын оказался в морской пехоте. Но и тогда Вадим очень осторожно подбирал слова, чтобы не растревожить родного человека.

«Мама, не переживай всё хорошо, нас никуда не отправ­ляют. Я прохожу службу вмес­те со срочниками», – молодой человек до последнего старался оттянуть столь горькую правду.

«Вадим, ну что ты говоришь, зачем ты меня обманываешь!» – Марина Валерьевна старалась сдержать эмоции в телефонном разговоре, но у нее это плохо получалось. Но она старалась, интуиция подсказывала, что впереди у сына тяжелое испытание. И женщина ей доверяла.

«До звонка Вадима из Севастополя я даже не догадывалась, что он уйдет на передовую. Мы живем отдельно, он в тайне от меня проходил медкомиссию, покупал всё необходимое, собирал вещи. Два месяца назад он подписал контракт с Министерством обороны, ушел добровольцем», – рассказывает Марина.

Пока Вадим находился в Севастополе, мама собиралась к нему приехать, но женщину остановил очередной звонок сына.

«Мама, не приезжай! Нас увозят в зону спецоперации», – Вадим открылся матери в самый последний момент, просто больше не было смысла утаивать.

Марине оставалось лишь смириться с обстоятельствами. Интуиция не подвела, но просто до последнего хотелось верить в обратное.

Опора матери

Точкой опоры для женщины стало оказание помощи участникам операции. В родном Непотягове она организовала волонтерский клуб.

«Я не знаю, где находится мой сын. Ему запрещено говорить о своем местонахож­дении. Именно поэтому у меня нет возможности помочь Вадиму. Но я отправляю посылки другим участникам спецоперации. Сын выходит на связь. Я догадываюсь, что он находится непосредственно на линии боевого соприкосновения», – рассказывает о дорогом и любимом человеке Марина Валерьевна.

Вадима она воспитывала одна, безусловно, помогала мама. Но сама Марина старалась быть строгой матерью.

«Женщине одной очень тяжело воспитывать сына, ведь у парня перед глазами должен быть именно мужской пример. Но я старалась быть любящей, строгой и справедливой. Он прошел службу в Семёновском полку. И сам рассказывал, как она тяжело давалась молодым парням, которых в детстве родители баловали. Я учила его стойко принимать лю­бые жизненные ситуации. Думаю, что именно поэтому он и сейчас справляется с боевыми задачами», – рассказывает Марина.

Мать бойца не клянет обстоя­тельства и не осуждает правительство за принятое решение по спецоперации.

«Я доверяю нашему президенту. И понимаю, что подобное решение не могло быть однодневным. Эта спецоперация является щитом против нацизма, иначе поступить было просто нельзя. Конечно же, я переживаю за своего сына, но одновременно и горжусь. Спецоперация изменила его, он возмужал, исчезло наивное восприятие мира. Я верю в него. Выжить обязан, планов громадье, ему всего лишь 21», – восклицает мать, украдкой смахивая слезу. Быть сильной все-таки тяжело.

Поделиться этим материалом
ЕЩЕ МАТЕРИАЛЫ ИЗ РУБРИКИ