Дело мастера боится

«Строгий, но справедливый» – так отзываются учащиеся Кубенского ПУ № 42 о мастере производственного обучения Борисе Кузнецове. И до сих пор некоторые подопечные навещают бывшего наставника, а сам он вспоминает о годах преподавания с ностальгией.

Борис Александрович родом из деревни Хрипилёво, что недалеко от Кубенского. В этом крае и прошла вся жизнь специалиста. В общей сложности он посвятил училищу 28 лет. При­шел на работу сюда в 1974 году и сразу стал мастером. Успевал учиться заочно в техникуме и параллельно давать ребятам основы управления сельхозтехникой. Спрос на профессию был высок.

«Мастеров тогда много работало, раз по три группы на каждом курсе набирали. Сюда съезжались из многих окрестных деревень – из Зари, Новленского, Мынчакова, даже из Кирилловского района и Архангельской об­ласти. Группы состояли из 25, а иног­да и 30 человек. Общежитие заполнялось, вплоть до 4-го этажа битком. Кто поближе жил, тот домой ездил. Из Майского одно время даже подвоз организовали. В то время у нас был за­ключен договор с совхозом «Передовой». Мы пахали близлежащие поля – в Тимофееве, Кубенском и других населенных пунктах. Учил детей водить трактор и сельхозмашины. Тракторов – у каждого мастера по три или даже четыре, да комбайнов штук 16: сначала «Нива», потом «Енисей», – вспоминает Борис Кузнецов.

После теории наступал насыщенный период – практика. Приходилось практически целыми днями в поле находиться, ведь училось несколько групп да слушатели шестимесячных курсов. Не обходилось и без курьезов.

«Интересно парням было сесть за ТДТ, МТЗ и плугом пахать. Мастер загонку сам сначала делает, потом остальные идут. В поля все мастера выходили, потому что детей одних не оставишь, а не то похулиганят. Мы только знай между тракторов бегали! Бывает, отвернешься, а кто-то возьмет и девятую передачу включит. И сидит с невинным видом: «А я чо? Я ничо!» Если контролировать не будешь, а вдруг с управлением не справится? Мало того, что трактор поломают, так могут и сами покалечиться. Потом со всех спросят».

Борис Александрович признается, что не делал отличий между ребятами, с каждого спрашивал одинаково. Любимчиков не выделял – даже к отличникам относился так, что не давал поблажек, хвалил и ругал в соответствии с ситуацией.

Права и обязанности

Кроме боевого крещения в полях, студенты пробовали вождение и на территории городка. Для них специально выкладывали из покрышек маршруты, тренировали определенные упражнения.

«Габаритный дворик для разворота трактора в ограниченном пространстве. Требовалось заехать, развернуться в ограниченном пространстве, сдаться назад и ехать обратно, не задевая по­крышек. Те же змейки, железнодорожный мост. Всё сделано по расчету, по габаритам. Для комбайнов были созданы тренажеры, чтобы сдаваться назад», – поясняет мастер.

Следующее серьезное испытание – сдача на права. Сначала подростки сдавали внутренний экзамен в училище. Даже если и были пересдачи, то они не особо страшили. Куда ответственнее считался экзамен в Гостехнадзоре. Там и билеты с теоретическими вопросами свои, и условия менее лояльные.

«Учащийся должен был всё продемонстрировать. И билеты трудные – требовалось многое знать, вплоть до техобслуживания. Например, какое давление в шинах у комбайна, какой протектор у задних и передних колес трактора «Беларусь». После сдачи в училище собирали вроде педсовета, делали выводы, какие-то замечания высказывали, как устранить, как лучше сделать».

Энергия молодых

По прошествии времени Борис Александрович считает, что благодаря работе с молодежью и сам становишься моложе, бодрее, заряжаешься энергией. Преподаватели и мастера давали хорошие знания, учили на совесть. Потому и интерес поддерживали у ребят, впоследствии многие
из них оставались в сельском хозяйстве, не бросали своё дело. Хотя у студентов уровень был разный, но требовалось каждому растолковать, чтобы понял.

«Кто-то сразу схватывал, а кому-то приходилось по несколько раз объяснять. Например, был урок на тему «Ознакомление с органами управления». Второй урок – «Запуск пускового и основного двигателя». Некоторые раньше даже не слыхивали, как «пускач» заводится, он как заорет, учащийся пугается! Девчонки у меня тоже учились, но если бойкие, то учеба легко давалась», – отмечает Борис Кузнецов.

Проработав несколько лет, он перешел в другое место, но в 1990-е годы вернулся. Пережил вместе с ПУ сложный период, из училища и ушел на пенсию. Но после работал еще в охране боль­ше 10 лет – не сидел сложа руки. Оба сына Бориса Александровича тоже окончили Кубенское училище, один до сих пор занят в сельском хозяйстве, второй трудится водителем. Бывшие ученики иногда проведывают своего мастера – он живет в частном доме на окраине села, следит за порядком на своём участке, делает кормушки для птиц.

Поделиться этим материалом