Под крышей дома своего

Столетний ткацкий станок из корня ели, массивные железные утюги, работающие на углях, кухонная утварь, расписанная под хохлому… Настоящий музей деревенского быта создала жительница деревни Кулемесово Елизавета Карелина

Экспонатов так много, что хозяйка даже затрудняется назвать их точное количество. Музейные реликвии занимают два дома семьи Карелиных.

Вековой «друг»

Обычно, когда заходишь в деревенскую избу, взгляд сразу притягивает русская печь. У Елизаветы Клавдиевны белоснежная кормилица «спрятана» за перегородку, а в центре внимания – большой ткацкий станок. Супруги Карелины привезли его из Вожегодского района. И сейчас мастерица ткёт на нем полотенца – белые с красным петушиным узором. Ткёт и сетует, петухи ей не нравятся. Елизавета Клавдиевна мечтает освоить это искусство в совершенстве. Ткачеством она заинтересовалась всего год назад. А сейчас изучает техники с помощью интернета, а также берет уроки у профессиональной ткачихи.

Однако качество изделия зависит не только от мастерства рукодельницы, но и от самого ткацкого станка. Своим «помощником» Елизавета Клавдиевна довольна.

«Добротный, массивный, вековой, его основа сделана из корня ели», – перечисляет достоинства ткацкого станка мастерица.

По сути, никакого ухода ткацкий станок не требует.

«Ни в коем случае нельзя мыть, иначе дерево покоробит. Я таким образом испортила задний вал, на который наматываются нитки», – рассказывает Елизавета Карелина.

А вот процесс ткачества со­всем непростой. Особенно этап основания основы, когда на станок натягиваются нити.

«Это кропотливая работа. Освоить мне ее помогла моя наставница Ирина Алексеевна Черемушкина. Нам понадобился день, чтобы натянуть нити на станок», – делится Елизавета Клавдиевна.

Главным продуктом домашнего ткачества являются половики. За день работы получается примерно двухметровая дорожка. А Елизавета Карелина любит создавать на своем лентоткацком станке еще удивительной красы пояса. Мастерица уверена, что они выполняют роль оберега.

«Раньше поясам придавали особое значение. Девушки их ткали перед свадьбой, повязывали их и младенцам», – рассказывает мастерица.

Ткацких станков в музее Карелиных несколько: кроме двух больших, есть еще два маленьких, один из которых подарила односельчанка. На «миниатюрах» творятся миниатюрные работы. Например, маленькая шерстяная сумочка для внучки.

Любовь с детства

Столь трепетное отношение к старине у Елизаветы Клавдиевны стало формироваться еще в школьные годы. Ей нравилось бывать в гостях у бабушки Анны Фёдоровны Кушевой. Простое убранство деревенской избы не оставляло равнодушной. Лиза любила спать на деревянной кровати, нежась на соломенном матрасе. Ей казались прекрасными и бревенчатые стены, и некрашеные полы. Каждую вес­ну перед Пасхой она вместе с матерью и сестрами мыла полы у бабушки с помощью дресвы – так назывались камни, прожженные в печи.

«Избу наполнял изумительный запах дерева», – вспоминает Елизавета Клавдиевна.

После смерти бабушки Лиза часть предметов деревенского быта забрала к себе. На тот момент она была уже замужем. Тогда к ее поступку с пониманием отнесся только супруг Николай Павлович. А мама с недоумением спрашивала: «Зачем тебе всё это старье?»

«Среди родных я была един­ственной, кого так тянуло к старинным предметам, поэтому близкие меня и не понимали, как, впрочем, и многие односельчане. Таких, как я, раньше считали чудоватыми, а потому и вещи из бабушкиного дома выносила тайком. Думаю, привязанность к старине передалась мне от дедушки. Его, к сожалению, я не застала, он погиб в Великую Отечественную войну. Говорят, мужик был мастеровитый», – рассказывает моя собеседница.

Предметы из бабушкиного дома стали первыми экспонатами музея Елизаветы Клавдиевны – это и прялки, и деревянное доильное ведро.

«Раньше марли не было, процеживали молоко через верес», – поясняет Елизавета Карелина.

Бесспорно, каждый экспонат домашнего музея мастерице дорог, какие­то вещи приносят односельчане, некоторые покупает сама на сайтах.

Мир старины

Целый стенд в музее мастерица посвятила обработке льна: здесь и веретена, и прялка, и другие необходимые инструменты.

«Когда лен выдергают, его бьют цепой – так называется деревянная палка с набалдашником на ремне. На этом этапе добываются семена из льняных коробочек. А дальше лен идет на обмолотку и вычесывание», – говорит Елизавета Карелина и берет в руки щетку, называемую чесалом, чтобы показать это на практике.

А после хозяйка музея отворяет дверь, и перед нами открывается не только другое пространство, но и другая тема.

В узком коридоре на полочках – школьные принадлежности советского времени, а также игрушки – герои известных всем с детства сказок. Вот медведь несет на плечах Машеньку, Алёнушка гуляет с братцем Иванушкой, а вот сценка из сказки о царе Салтане.

Не менее интересна и другая экспозиция. Поднявшись по лестнице, оказываешься на чердаке дома, стилизованном под деревенскую избу. Рядом с железной кроватью деревянная зыбка – люлька, в которой раньше укачивали малышей. На полках стоят корзины, некоторые из них плела сама Елизавета Клавдиевна.

Отдельные стенды посвящены радиоприемникам, телефонам, пластинкам. Особенная гордость мастерицы – комната с посудой, расписанной под хохлому: ковши, подносы, чашки и многое другое, здесь даже занавески с изображением хохлом­ской росписи.

Но самым дорогим экспонатом в музее для мастерицы является собственное свадебное платье. Елизавета Клавдиевна его не покупала, оно досталось ей по наследству и принесло счастье. Вот уже много лет они с супругом Николаем Павловичем вместе. А познакомились молодые в Верховажском районе, туда будущий муж приехал строить дорогу. А потом случилось уезжать Елизавете.

«Он прибежал меня провожать, до отхода поезда оставались считаные минуты. Коля так торопился, что аж пот с лица градом катился. Я стянула с шеи свой платочек, подала вытереться. Тогда я и не думала, что выйду за него замуж. А вот как судьба повернула… И я счастлива», – заключает Елизавета Карелина.

Поделиться этим материалом