Сохранить для потомков

Погорелово и Грибково могут похвастаться уникальными мозаиками.

Никто точно не знает, сколько у нас в стране мозаик. Никто их не считал. Никто даже не пытается это сделать. Ведь в советское время практически в каждом городе или крупном поселке фасадные мозаики украшали серые здания типовых панелек, детских садов, школ и заводов.

При безликой типовой архитектуре выручала именно яркая цветовая палитра мозаичников. Практически во всех населенных пунктах, где есть мозаики, люди их зачастую не замечают. Да, оказывается запросто можно не замечать произведения монументального искусства размером несколько метров, а то и с фасад здания. Когда показываешь людям фото их мозаик, они удивляются: «А это точно у нас такая красота»?

Вологде и Вологодскому округу в этом смысле повезло еще и тем, что здесь в 1960–80-е годы над созданием мозаик трудилась целая плеяда талантливых художников-монументалистов: Валентин Малыгин, Бронислав Кураго, Генрих Асафов…

Культурное наследие

Часть мозаик в Вологде и округе, увы, утеряна. Но многое ещё можно отреставрировать и передать под охрану государства. Именно этим и занимается руководитель Школы римской мозаики, сын художника Генриха Асафова Александр Асафов.

В 2015 году Александр взялся за сохранение уникального мозаичного наследия Вологды, к которому он причисляет и мозаики нашего округа. Вместе с командой единомышленников он составил каталог вологодских мозаик, куда вошли более тридцати работ, снял о них документальный фильм, открыл выставку, обратился в Комитет по охране объектов культурного наследия. Усилия не пропали даром – сегодня уже несколько мозаик получили официальный статус выявленных объектов культурного наследия и находятся под охраной государства. Кстати, Асафов с командой первые в России поставили на охрану именно мозаику как монументальное произведение, отдельно от здания. И этот опыт, безусловно, помог энтузиастам по спасению мозаик в других городах России.

В правильном виде

Первой начали восстанавливать работу художника Бронислава Кураго в бывшем детском лагере «Изумруд». Там сейчас ведутся ремонт и перепрофилирование здания под областной центр военно-патриотического воспитания «Авангард».

«Люди, которые занимаются ремонтом этого объекта, сами на нас вышли. Были сомнения у собственников здания, они не знали, что делать и как поступить с мозаикой. Но когда поняли, что реально ее восстановить – есть и техническая, и материальная возможность, тогда решили мозаику сохранить. Это известная нам работа Бронислава Кураго. Мы восстановим ее в правильном виде, как он ее делал: уберем добавленную позднее надпись. Так как фотография этой работы есть в каталоге картинной галереи, то нам легко оказалось подобрать цвет керамической плитки», – рассказывает Александр.

Собирать мозаичные панно реставраторы планируют закончить в мае. В июне смонтируют готовые панели на фасад здания.

Первые в истории

Именно в Погорелове Вологодского округа находятся три уникальные работы Генриха Асафова – первые в истории Вологды мозаики, полностью сделанные из смальты. До этого художники с этим материалом работали, но они его разбавляли чем-то более простым – натуральными камнями, гранитом, керамической плиткой. Смальта была редким и дорогим материалом. Но в Погорелове художник решил сделать работы только из смальты.

Мозаики расположены на фасадах здания детского сада. Тут характерные для живописи Асафова сюжеты: сельская жизнь, кони и дети. В создании мозаики участвовали художники Леонид Яблоков и Юрий Коробов. Мозаики холодные по цветовой гамме. Потом художник будет стремиться работать со смальтой более теплых оттенков, выискивая для своих панно более дорогую и редкую смальту красных и желтых тонов.

Верхняя часть мозаики в нормальном состоянии, а вот на уровне земли сохранность панно хуже. И это понятно, внизу дети могли отковырять цветной красивый камушек на память, а дальше мозаика уже сама разрушается.

«Погореловская мозаика состоит из блоков, их можно демонтировать, отреставрировать и снова обратно поставить. Мы восстановили полностью технологию производства этого советского блока. Есть формы, в которых они делались, есть те же самые инструменты и та же самая смальта. Советская смальта. Это ценные вещи, которые мы храним именно для реставраций. Мы не используем их в коммерческих работах», – рассказывает Александр.

Мозаики выполнены в 1983 году. В этом году им будет 40 лет, а значит, они могут претендовать на постановку на государственную охрану. Но сначала Александр планирует отреставрировать работы. Так проще работать: если сделать наоборот, то все детали реставрации нужно будет согласовывать в Москве.

В Грибково на экскурсии

После завершения работы в Погорелове Генрих Асафов направился в Грибково, где по заказу птицефабрики сделал мозаики для детского сада. Они очень яркие, живописные, с богатой теплой палитрой. Детский сад получил фасады, достойные художественного музея. Только ради них можно в Грибково возить экскурсии. В работе над панно Асафову снова помогал одаренный живописец Леонид Яблоков.

К подбору смальты подошли скрупулезно, настойчиво выискивая заложенные в эскизе цветовые отношения. На заводе по производству им пришлось перебрать целый склад со смальтой холодных тонов, чтобы в самом дальнем углу найти тот единственно нужный пыльный ящик с редкой красной смальтой.

Все мозаики Генриха Асафова сделаны способом прямого набора, требующим уверенности и точности в работе. Специалисты говорят, что способом прямого набора исполняются уникальные мозаики путем укрепления мозаичных кусков непосредственно в грунт. Этот способ дает большие художественные возможности, так как в мозаике чрезвычайно важно, как положен камень, его наклон, что создает игру материала.

Сказочные панно в реставра­ции не нуждаются, они сохранилась в отличном состоя­нии, а вот еще пять панно, которые Генрих Асафов сделал на здании Дома культуры, нужно спасать.

«Дверь ручной работы исчезла, там теперь пластиковая, но мозаики все сохранились. Много фигур. Работы более творческие. А раз мозаики находятся прак­тически на уровне земли, то у них много утрат. В целом собственники старались поддерживать сохранность по мере сил. А мы сделаем нормальную реставрацию. Это обязательно нужно делать, потому что мозаики редкие. Они также изготовлены полностью из смальты», – рассказывает Александр.

Трудоемкий процесс

«Реставрация – дело небыстрое. Нужно готовить материал, накалывать, подбирать. В итоге в течение месяца можно сделать один квадратный метр. Больше можно сделать, только если на реставрации задействовано больше людей. Но у нас мастерская небольшая. Мы можем привлекать 4­5 человек. Неторопливая работа. Скорость зависит от размера камешка: если он мелкий, то скорость невысокая. Сначала рисунок нужно выложить насухую, потом переложить в форму и залить, как пирог, и он застывает. Хорошо, когда камешки неровные, тогда мозаика будет играть. Она не должна быть как кафельная плитка гладенькая. Она должна переливаться цветом, по-разному бликовать, должна быть, как мазки краски кисточкой. Мы стараемся собирать мозаику с глубокими швами, без них пропадает живописность», – рассказывает о процессе Асафов.

Погореловский филиал

Когда реставраторы во главе с Александроми Асафовым доберутся до Погорелова, то планируют открыть там филиал школы Римской мозаики.

«Мы хотим прямо там делать реставрацию мозаики в открытых мастерских с возможностью экскурсий и участия всех желающих. Это будет длительно по времени, несколько месяцев. Кто-то присоединится к нам на один день, кто-то будет готов помогать постоянно. Мы рады всем. Мы хотим дать возможность людям посмотреть, потрогать руками, понять, как это сделано и насколько это трудоемкий процесс. Мне важно, чтобы люди, живущие в селе, поняли, что это их панно, чтобы они почувствовали и сопричастность к своему собственному поселку этой работой. Мы сами живем в Вологде. Мы можем позвать, пригласить, нанять, но важно дать местным жителям сделать это своим родным», – рассказывает о перспективах Александр.

Р. S. Александр уверен, что полностью исследовать Вологодский округ на предмет мозаик они пока не смогли. И будут рады вашей помощи. Если в вашем селе, поселке, городке есть мозаика, напишите нам. Если есть возможность, сфотографируйте. Мы передадим все сведения Александру, который планирует выпустить обновленный буклет с мозаиками Вологды и Вологодского округа. Сохраним историю округа вместе!

Справка

Можно сказать, что мозаика вечна. Смальта не выцветает от времени, не боится ни солнечных лучей, ни мороза, ни дождя, ни даже прямых ударов. Она имеет насыщенный цвет, а за счет того, что она непрозрачная и толстая, создается эффект внутреннего свечения. И хотя мозаика вечная, всё же её нужно спасать. Не от времени, а от людей. Тех, кто считает, что проще закрасить огромное панно серой краской, закрыть гипсокартоном или сайдингом, проще, чем от­реставрировать.

Больше фото смотрите в нашей группе в соцсети «ВКонтакте» – переходите по QR-коду

Поделиться этим материалом