ЕЙ БЫЛО ЧЕТЫРЕ ГОДА, КОГДА НАЧАЛАСЬ ВОЙНА

У целого поколения, рожденного с 1928 по 1945 год, украли детство. «Дети Великой Отечественной войны» – так называют сегодняшних 70–­80-летних пожилых людей. И дело здесь не только в дате рождения. Их воспитала война…

Сегодняшней публикацией мы продолжаем знакомить вас с жителями поселка Огарково Подлесного сельского поселения, прожившими не простую, но интересную жизнь. В ее основе – воспоминания Евгении Степановны Охинцевой о своем детстве.

Когда началась Великая Оте­чественная война, девочке Жене Кирилловой было четыре года. Жили они в поселке Вожега сравнительно небольшой, но дружной семьей: дедушка, бабушка, родители, старший брат Лёнька и сама Женя. Отец девочки работал мотористом и поэтому дома бывал очень редко. Мама была поваром в столовой.

До войны, со слов самой Евгении Степановны, они жили и горя не знали. В военные годы жить стало значительно труднее: сами заготавливали дрова, собирали грибы и ягоды в лесу, обрабатывали свой огород. Были введены карточки на хлеб и мыло.

В поселке находился госпиталь, и так как Вожега была железнодорожной станцией, то привозили много раненных, снимали с поездов умерших, которых хоронили на общем кладбище. В конце 1944 года госпиталь закрыли и в него поселили пленных немецких солдат. Девочка Женя, несмотря на свой малый возраст, отчетливо запомнила, как конвоировали фашистов. Они шли строем, были плохо одеты, а мальчишки кричали им: «Фрицы! Гады!».

Зимой пленные убирали снег, а летом насыпали дорогу из измельченного угольного шлака. Эти насыпные дороги были сделаны настолько качественно, что их используют по сей день. Позже немецким солдатам было разрешено продавать самодельные игрушки. Место своего пребывания они содержали в идеальном порядке, утепляли окна мхом, выкладывая им между рамами узоры. На площадке возле бывшего госпиталя построили спортивный городок.

Отношение к пленным было человеческое: их лечили, кормили, жили они в лучшем здании поселка. Евгения Степановна вспомнила, как однажды увидела немецкого офицера, который зашел в книжный магазин. Был случай побега пленного из­под стражи, но его быстро нашли. Среди немцев тоже были раненые, и когда они умирали, то их хоронили недалеко от госпиталя по их обычаям.

Военное время отложило отпечаток на все поколение, жившее в то время. Не стала исключением и Женя Кириллова. Весной 1942 года маму перевели работать на станцию Ламбаш. В один из дней, когда дети бегали по поляне, над ними стал летать фашистский самолет. Летал он так низко, что было видно кресты на крыльях самолета, очки и шлем на голове пилота. Не бомбил, видимо, был разведчиком. Испуг Жени был настолько велик, что она онемела. Чтобы вернуть речь девочке, мама и брат ходили в дальнюю деревню к знахарке, которая помогла девочке заговорить. Ещё долгое время при волнении у Евгении Степановны захватывало дыхание, и пропадала речь. Через полгода умерла мама, болевшая туберкулезом, и брат с сестрой стали жить с бабушкой.

О Победе узнали по радио. Была стрельба, все обнимались, плакали. С фронта стали возвращаться не только земляки, но и те, кто побывал на Вологодчине во время войны.

После войны отец забрал брата, а Женя осталась с бабушкой. Вскоре бабушка умерла, и девочке стали помогать учителя, что в последующем и определило её будущую профессию. Она стала учителем русского языка и литературы.

Евгения вышла замуж, и вместе с мужем они приехали в поселок Огарково. В их семье родились две дочери. Более 35 лет отработала Евгения Степановна в Огарковской средней школе. Сейчас на заслуженном отдыхе. Дети, внуки и правнуки часто бывают у неё в гостях. 9 ноября этого года жительница нашего поселка Евгения Степановна Охинцева отметит свой восьмидесятилетний юбилей. Мы желаем ей здоровья и благодарим за достойно прожитую жизнь и бесценный опыт.

 

Арина КОВАЛЁВА,

обучающаяся Огарковской средней школы.

Ольга Николаевна БАЛБАЧАН,

заведующая Огарковской библиотекой.

Фото предоставлено авторами.