ВЕЧНЫЙ МАЯК

Деревня Пески, пожалуй, самая отдаленная в Вологодском районе, за ней уже начинается Кирилловский район. А храм святого Антония Великого, стоящий на берегу между этой деревней и Кубенским озером, один из самых древних на Русском Севере. Нынешний храм построен в середине 19 века, но первое упоминание о церкви на этом месте неподалеку от устья реки Порозовицы, относится к веку 13­-му. По преданию, именно здесь, «у святого Антония», пережидал бурю князь Белозерский Глеб Василькович (считающийся основателем другого – Спасо­Каменного – монастыря).

За века своей истории видел этот берег Петра Первого, служил уже в нынешнем храме великий подвижник Божий Иоанн Кронштадтский… На колокольне храма и поныне находится огромный, в 155 пудов, колокол с надписью: «В память коронования Государя Императора Николая…» И ещё надпись: «Для церкви Святого Антония спасательной станции на водах Вологодской губернии». Все годы, даже когда после 1930­го года в храме располагались рыбацкие склады, коптильня и т. п., колокольня и колокол верно служили маяком, указывая не только путь в опасном озере, но и напоминая о вере, о том, что храм остается храмом всегда, о том, что Бог поругаем не бывает…

… Мы въехали по белой дороге в засыпанные снегом Пески и в ожидании нынешнего настоятеля церкви Антония Великого протоиерея Алексея Фомичева зашли в дом Павла Ивановича и Нина Федоровны Паничевых…

Родом Нина Федоровна из села Еремеево Великоустюгского района. 1932 года рождения. Окончила учительский институт в Великом Устюге (позже – педагогическое училище). В 1954 году по распределению приехала работать в Нефедовскую школу (это несколько километров от Песков). Преподавала литературу, потом была воспитателем в интернате при школе.

А Павел Иванович родом из Песков.

– Их у мамы, Александры Никифоровны, и отца, Ивана Флегонтовича, пятеро было. Отцу­то приснился раз Николай Чудотво­рец, сказал: «Помолись, дак и спасешься». Он и ходил пешком в Кириллов. Такой верующий был… Он всю войну прошел… – рассказывает Нина Федоровна.

Павел Иванович после окончания местной школы, выучился в городе на токаря, но, вернувшись из армии, никуда из деревни не поехал, остался с родителями. Работал всю жизнь в рыбацкой бригаде.

– Теперь уж давно ни бригады, ни кораблей нет, – вздыхает Нина Федоровна.

Да и во всей­то деревне зимой живут десять человек. Летом, конечно, больше. У самих Павла Ивановича и Нины Федоровны пятеро детей:

– Один сын в Песках, другой в Нефедове, третий в Вологде, еще сын в Латвии и дочь в Великих Луках. Десять внуков, пять правнуков. Приезжают сюда по возможности, по телефону связываемся… Сватья наша на Украине живет, в Донецкой области. Смотрим телевизор, переживаем… Жалко, люди­то ни за что страдают, – говорит, качая головой, Нина Федоров­
на. И добавляет: – Хоть бы Господь нас всех спас… Когда патриарх Алексий в Вологде был, сказал: «Россия будет стоять, пока вера есть и церкви строят». А у нас новую церковь в Новленском построили.

Значит, ещё будет стоять Россия, если и старые церкви возрождаются, и новые строятся.
А вера в нашем народе и не пропадала, иначе разве бы прошли мы через все испытания, что выпали на Россию в 20 веке…

– Когда нашу церковь закрывали в тридцатом году, местные жители все, что могли, из церкви унесли по домам, кое­что даже в лесу прятали. А когда церковь открылась – 90­м году – все стало возвращаться в храм.

Возрождение храма началось с истории с колоколом.

Музейщики из Кириллова попросили передать им колокол с колокольни храма Антония Великого. Но местные жители решили, что не колокол надо увозить, а церковь открывать. Была зарегистрирована церковная общину, деятельную поддержку которой оказал благочинный Василий Чугунов.

– Он тогда часто приезжал сюда, хотя ему уже много лет было, – вспоминает Нина Федоровна. – Поначалу службы в доме были, в клубе, потом рыбзавод передал нам ключи от церкви…

В октябре 1990­-го года епископ Михаил (Мудьюгин) направил в Пески двух первых после долгого перерыва служителей: протоиерея Николая Старикова и дьякона отца Георгия… Затем церковь в Песках была приписана к приходу храма Покрова на Торгу города Вологды.

Уже четвертый год приход храма Антония Великого в Песках возглавляет протоиерей Алексей Фомичев.

– Сейчас у нас каждые две недели по воскресеньям или субботам службы бывают… Хоть и мало нас, да ведь не закроют теперь­то уж церковь. Как в одном стихотворении: «Хоть немного еще побыть лицом к алтарю…», – говорит Нина Федоровна.

А в дом входят отец Алексей и Татьяна Николаевна Туманова (Пишенина), тоже жительница Песков.

И вот разговариваем с отцом Алексеем о жизни, о церкви, о вере…

Родом он из села Волокославино, когда ему было десять лет, семья переехала в Кириллов. После школы будущий священник окончил художественное училище, получил специальность резчика по дереву. Служил в погранвойсках…

– Потом работал столяром, в художественной мастерской, приходилось и плакаты типа: «Мы придем к победе коммунистического труда!» и прочие безумные глаголы писать, – смеется батюшка.

В конце 80­х годов Алексей Фомичев приехал в Белозерск, на работы по реставрации иконостаса и, как сам говорит, «прижился», в Успенском соборе. Собор был действующий. Вскоре реставратор стал и чтецом, и алтарником. В 1991 году был рукоположен в дьяконы. После рукоположения во священника вернулся в Кириллов, где и живет по сей день. Под его священническим окормлением находятся пять приходов.

Именно отец Алексей обустраивал после многих лет запустения святой источник иконы Божией Матери Смоленской в Елегонке, начинал служить там водосвятные молебны.

– В первый раз я побывал там в 1994 году, понял, что место не­
обычное, стал собирать информацию. Оказалось, что источник был почитаем с давних пор, и это почитание практически не прекращалось. В советское время на 10­е августа («на Смоленскую») там даже наряд милиции ставили. Пытались залить источник мазутом…

Но разве живую воду веры возможно чем­то залить, наоборот, сами гонители, зачастую, становились почитателями…

Татьяна Николаевна вспомнила случай, когда в советские годы решили с источником покончить, взорвать его.

– А у того, кто собирался это делать, жена болела, ничего не помогало ей, кто­то и подсказал – свези, мол, на источник ее, пока не взорвали. Женщина, искупавшись, полностью поправилась, а источник остался нетронутым.

– Да, случаев исцеления и я зафиксировал много, – подтверждает отец Алексей. – Сначала записывал, потом перестал – их сотни, тысячи… А тогда, в 90­е, постепенно навели у источника порядок, поставили часовню новую, домик для обогрева после купания. Нашелся и человек, который постоянно присматривает там за порядком – Владимир Мальков из Владычного…

– Что будет с храмом и приходом здесь, в Песках? Людей мало, храм нуждается в ре­
монте и реставрации – это большие деньги.

– Все будет зависеть от людей и их веры. Сколько лет занимаюсь восстановлением и строительством храмов, сам понять не могу, как на, казалось бы, уже пустом месте вдруг возрождается церковная жизнь. Дух ходит, где хочет. Собираются люди, решают, что быть храму. И все находится, все помогают. Бывает и наоборот: вроде бы, все возможности есть для восстановления, а люди вокруг будто спят. Но приходит время, появляется нужный человек, вокруг которого образовывается жизнь материальная и духовная, и приход просыпается. Да вот пример у всех на глазах – Спас­Камень. Один человек начал тридцать лет назад, и вот теперь результат…

– Что важнее – восстановление стен или богослужение?

– Надо и это делать, и другое не забывать. Все параллельно идет. Берутся люди за стены, а восстанавливают свои души.

Мы попрощались с Павлом Ивановичем и Ниной Федоровной и поехали к храму.

Вот и знакомый храм на берегу заледенелого, заснеженного озера. Я бывал здесь лет двенадцать назад… Было, поднимался я по узкой лестнице на колокольню, с которой во все стороны, бесконечно, открывается родина. Раскачав тяжелый язык, ударял в колокол, прижимался и слушал долгий медный гул вечного маяка.

А сейчас мы входим в храм, половицы в нем широченные, в полметра, по ним, наверное, еще и святой Иоанн Кронштадтский ходил…

Церковь святого Антония вечным маятником стоит на берегу вечного озера, под вечным небом… Чтобы все видели и знали, куда стремиться…

Дмитрий Ермаков.

Фото автора.