ПРОЖЕКТОРЫ ВОЙНЫ

Ужас Великой Отечественной войны до сих пор стоит перед глазами 83-летней жительницы поселка Васильевское и блокадницы Ленинграда Эмилии Петровны Власовой. Сейчас она не смотрит даже военных фильмов, потому что от нахлынувших воспоминаний давление сразу зашкаливает за 200. О том, что пришлось пережить Эмилии Петровне, наш материал.

Сражение за Ленинград

Родина Эмилии Петровны – деревня Гантулово Ломоносовского района Ленинградской области – восемь месяцев находилась под фашистскими бомбежками. Ее деревню немецкие захватчики стерли с лица земли. Сейчас там посажены деревья, так называемый Пояс Славы.

– Немцы всё уничтожили, нет больше моей деревни, некуда мне приехать, – с горечью говорит Эмилия Петровна, – Теперь там проходит экскурсионный маршрут: обелиски, памятники, братские могилы. Отца, Петра Михайловича, сразу забрали на фронт. Шли ожесточенные бои. Папа погиб в самом начале войны, защищая родное Гантулово. Он похоронен в братской могиле.

Родители и брат Эмилии Власовой

Эмилия Петровна бережно хранит книгу «Непокоренный плацдарм» – сборник воспоминаний участников боевых действий. «Гитлеровцы прорвались к Финскому заливу в районе Стрельны и отрезали весьма ослабленные соединения 8-й армии от основных сил фронта. Так образовался Ораниенбаумский (Приморский) плацдарм», – говорится в книге. Именно там находилась деревня Эмилии Петровны.

– Ораниенбаумский плацдарм сыграл большую роль в обороне Ленинграда. Это была ленинградская Малая земля, находившаяся в двойной блокаде – узкий участок вдоль залива протяженностью 65 километров и глубиной 20­25 километров. Этот кусочек советской земли прочно удерживался нашими войсками до окончательного снятия блокады. Немецко-фашистское командование пыталось расширить полосу прорыва к побережью, сбросить оборонявшиеся части в залив, расчистить себе путь для захвата Ораниенбаума, Кронштадта и в конечном счете Ленинграда. У фашистов имелся специальный план уничтожения Ораниенбаумского плацдарма под кодовым названием «Посох». Однако этому плану врага, как и другим, не суждено было сбыться. Его осуществлению препятствовали беспримерное мужество, невиданная стойкость, массовый героизм жителей города на Неве и его защитников – воинов Ленинградского фронта и красно­знаменного Балтийского флота. В течение 1941–1943 годов войска, находившиеся на плацдарме, своей непрерывной активностью отвлекали от Ленинграда по крайней мере 50 тысяч гитлеровских солдат и офицеров, – голосом, прерывающимся от волнения, прочитала отрывок из книги «Непокоренный плацдарм» Эмилия Петровна. – Жили под бомбежками, под обстрелами. Зима 1941-го была особенно холодной.

Ситуацию усугубляло и то, что семья осталась без крова. Во время одной из бомбежек сгорел дом. И Эмилия вместе с братом Вильямом и мамой Анной-Марией Абрамовной перебрались жить в погреб, больше похожий на землянку.

– Спали на тюфяках, ели, что осталось: картошка, овощи, больше ничего не было. Мы были очень худые, вот такие, – говорит Эмилия Петровна, показывая мизинец. – Было очень страшно, я помню эти бомбежки. Боялась, что снаряд в землянку нашу ударит, нас бы тогда заживо похоронило. Перед бомбежкой немцы устраивали прожекторную атаку, поэтому, будучи ребенком, я еще долго боялась комнатного света. Он мне напоминал фашистские прожектора.

Недалеко от Гантулова в деревнях Гостилицы и Лопухинка располагались немецкие конц­лагеря, унесшие жизни 1200 военнопленных. Более 12 тысяч советских граждан были угнаны в фашистское рабство. Именно такие цифры опубликованы в книге «Непокоренный плацдарм».

Долгожданная победа

– Сражение на Ораниенбаумском плацдарме завершилось победой наших, но сколько погибло! – восклицает Эмилия Петровна.

Эмилия Петровна берет в руки книгу и зачитывает воспоминания маршала артиллерии Георгия Федотовича Одинцова и немецких историка Юрга Майстера и генерала Курта Типпельскирх о том многомесячном сражении:

– «Маршал артиллерии Г.Ф. Одинцов в своих воспоминаниях писал: «История образования и удержания Ораниенбаумского приморского плацдарма тесно связана с боевыми действиями 8-й армии… Кажется просто чудом, что ей и краснознаменному Балтийскому флоту удалось отстоять при таком безграничном превосходстве противника эту небольшую полоску побережья…Трудно сказать, как протекала бы оборона Ленинграда и Кронштадта, не будь Малой земли». Известны высказывания о Приморском плацдарме немецких историков и генералов. Так, немецкий военный историк Юрг Майстер сожалел, что германское командование не нашло необходимых сил, средств и времени для захвата Ораниенбаумского «котла». Гитлеровский генерал Курт Типпельскирх писал: «Немецкие войска дошли до южных предместий города, однако ввиду упорного сопротивления обороняющихся, усиленных фанатичными ленинградскими рабочими, ожидаемого успеха не имели».

Дорога в Вологду

В апреле 1942 года Эмилию вместе с братом и мамой вывезли из Гантулова на поезде в Вологду.

– Я на всю жизнь запомнила, как мы ехали в товарных вагонах, прижавшись друг к дружке, сидели на полу. Народу было много, такая серая, исхудавшая, измученная и голодная масса людей. В пути нас немцы постоянно бомбили, – рассказывает Эмилия Петровна. – Мама чувствовала себя плохо, поэтому и обращалась к односельчанам: «Вы только моих деточек не оставьте». Дорогой она умерла от голода, ведь всю еду, которая была, она отдавала нам с братом. Как мы с братом плакали, как нам было страшно и больно! Ее похоронили на станции Чебсара в общей могиле, вместе с остальными блокадниками, умершими в пути.

Когда состав прибыл на вокзал города Вологды, то пути Эмилии с братом разошлись: его отправили в детский дом, ее – в дом ребенка. Спустя некоторое время сестре и брату помогли встретиться знакомые приемной семьи, где воспитывалась Эмилия.

– У военного времени много красок: горечь, боль утрат, торжество победы. Всё это ни­когда не забудется. У каждого своя судьба, свои потери… – сказала напоследок Эмилия Власова.

Ирина Лучина