Выпуск 1

Открывая постоянную православную рубрику в газете, хочу начать ее беседой с протоиереем Андреем Смирновым.

Отец Андрей – настоятель храма Константина и Елены города Вологды, благочинный Вологодского северо­-западного округа, который включает в себя часть города и весь Вологодский район, руководитель миссионерского отдела Вологодской епархии.

«ДЕЙСТВИТЕЛЬНО, СВЯТАЯ ЗЕМЛЯ!..»

– Отец Андрей, что такое «благочиние» и кто такой «благочинный»?

– Слово говорит само за себя: «благочинность» – правильная последовательность, порядок. Благочинный – это священник, который наблюдает за церквями, входящими в благочиние, чтобы богослужения и жизнь приходов совершались по уставу и в соответствии с традициями православной церкви. Благочиние, которое я наблюдаю, включает 17 действующих храмов в городе и Вологодском районе – одно из самых больших по количеству приходов благочиние Вологодской епархии.

– Большую часть вашего благочиния занимают сельские приходы. Сельский священник, если даже вспомнить литературу, это особый батюшка, который живет рядом со своими прихожанами, который знает их беды и радости, который всегда на виду… Современные сельские священники, в основном, живут на своих приходах или нет?

– Сегодня есть батюшки, которые постоянно живут на селе, но таких немного. В основном, все-­таки, священники приезжают на приход из города. Чаще всего потому, что у них жилье в городе, а жить на приходе пока возможности нет. Но, повторюсь, некоторые священники постоянно живут на селе, например, отец Александр Козлов в Кубенском или отец Александр Скородумов в Новленском, где сейчас заканчивается строительство новой церкви. Установка на то, что священник должен жить на приходе – есть. И, надо сказать, в решении этой проблемы помогают городская и районная администрации. Например, недавно решилась проблема с жильем для священника в деревне Березник. Ну, а там, где пока проблема с жильем не решена, священник все равно должен ежедневно быть на приходе. Потому что бывают какие-­то неотложные моменты, требующие присутствия священника: например, нужно пособоровать умирающего, совершить другое таинство или требу…

– Насколько я знаю, есть священники, которые окормляют несколько приходов…

– Да. Это вынужденная необходимость, при которой приходится идти на некоторые компромиссы. Допустим, воскресный день – главный день церковной недели. А у батюшки два прихода. В таких случаях он в субботу служит в одном приходе, в воскресенье – в другом, следующую неделю – наоборот. В идеале – на каждом приходе должен быть свой священник.

– То есть, можно сказать, что сейчас священников не хватает?

– Получается так. Хотя Вологодская духовная семинария готовит священников, тем не менее, есть разрыв в наличии духовенства и его востребованности на местах. Полный курс обучения в семинарии – четыре года, пока там семинаристы закончат обучение, примут сан, пройдут стажировку… Вот и получается этот разрыв. Но мы пытаемся решать эти проблемы, и я уверен, что решим.

– Территория нынешнего Вологодского района исторически насыщена храмами, монастырями, здесь подвизалось множество святых…

– Да, действительно, святая земля! И мы видим, как церковная жизнь на этой земле обретает новую силу. Возрождаются храмы в Кулемесове и в Сяме. Восстановлен храм в Воздвиженье. Звучат молитвы в Антониевском храме в Песках. В Новленском заканчивается строительство большого нового храма, в Куркине – храм построен, практически, «с нуля». А ещё Майский, Молочное, Кувшиново… Так что места для работы и служения достаточно!

– Отец Андрей, расскажите, пожалуйста, о себе, о Вашем пути в церковь.

– Я коренной вологжанин. Сразу по окончании средней школы № 1 в 1989 году поступил в Ленинградскую семинарию (а заканчивал уже Петербургскую). Затем я три года получал высшее богословское образование: окончил магистратуру, стажировался в Свято­Тихоновской семинарии в США, имею степень магистра богословия. В 1996 году, вернувшись на родину, я принял сан и уже 22­й год служу священником. Начинал в Андреевском храме города Вологды, потом служил в Никольском храме во Владычной слободе, а с октября 2002 года и по сей день являюсь настоятелем храма Константина и Елены.

– В 1989 году государство ещё не приветствовало такие решения молодых людей. Да и школа воспитывала, скорее, атеистов, чем христиан… У Вас семья верующая была?

– Семья у нас была светская, но я, что называется, услышал внутри себя глас Божий. Сначала просто ходил в церковь, интересовался… В те годы Библию было сложно достать, поэтому ходил в читальный зал областной библиотеки и там читал Библию, изучал историю церкви. И в 17 лет я поступил в семинарию, хотя в то время государство ещё некоторые рамки, особенно для молодежи, в этом направлении ставило.

– Сейчас на пути к вере, к церкви препятствий со стороны государства нет, но появились, наверное, другие сложности?

– Раньше, как ни странно, ответом на гонения, ограничения, запреты, становилась еще более прочная вера, желание, невзирая на трудности, идти избранным путем. Сейчас, когда все можно, другие искушения. Искушения благами мира сего, искушения соблазнами. Вседозволенностью, когда хочешь – иди в храм, хочешь – иди в секту, хочешь – иди в ресторан, хочешь – сиди в интернете. Время, в какой-­то степени, сейчас не менее сложное, чем время гонений, потому что сейчас сатана находит более изощренные способы, чтобы отвести человека от церкви, не силой, а именно так, чтобы человек «добровольно» избрал легкий путь греха, а не путь веры и истины.

– Мне кажется, что сейчас есть много людей, которые соблюдают обряды, ходят в церковь, но при этом, по словам апостола, «не холодны, не горячи»…

– Это «внешнее христианство». Но внешнее это лишь «внук внутреннему». Так же и пост телесный – лишь подготовка к посту духовному. Так же и бытие в звание христианина – лишь подготовка к Царствию небесному. Нельзя служить двум господам, Богу и мамоне, как сказано в Евангелии. То есть, нельзя одновременно быть истым христианином и быть преданным соблазнам века сего. Нужно понимать, что является вечным, а что временным. За внешним исполнением обрядов можно упустить внутреннюю составляющую. Можно креститься, целовать икону, а мыслями быть далеко, в мирском… В этом особая сложность нашего времени. Но со «сложностями» надо бороться, в том числе и соблюдением обрядов, и посещением церкви.

– Спасибо, отец Андрей. Мы обязательно продолжим встречи с вами, с другими священниками из Вологодского района, будем рассказывать о прихожанах и воскресных школах…

– С Богом!

С протоиереем Андреем Смирновым беседовал

Дмитрий Ермаков.