МАСТЕРА ИЗ СТАРОСЕЛЬЯ: РЕЗЧИКИ ПО ДЕРЕВУ

Удивительно мастеровитые люди живут у нас в Вологодском районе! Минувший год подарил не­сколько интересных встреч с такими творческими людьми.

Сегодняшний рассказ – о двух мастерах из Староселья. Каждый из них – по-своему художник. Каждый – творец.

Алексей Красильников:

«Спасибо клюкарзе!»

Мимо дома Алексея Алексеевича Красильникова в деревне Бачманка просто так не пройдёшь. Остановишься. Залюбуешься кружевом резьбы на балконе, резными наличниками и другими кружевами на фасаде дома. Над калиткой – словно огромный чешуйчатый шлем воина Древней Руси и снова резьба по дереву. А за калитку шагнешь – увидишь беседку, ис­кусно выполненную руками мастера.

И сам дом, и все в доме тоже его руками сделано. Куда ни посмотришь, повсюду резные деревянные узоры – на дверях, на потолочном плинтусе по периметру потолка, на книжных полках, на киоте с иконами. Настенное зеркало в деревянную резную рамку вставлено, дверь на входе в кухню украшена прорезной резьбой. Стол, стулья и широкие деревенские лавки в переднем углу – всё с любовью и мастерством сделано руками Алексея Алексеевича.

– А по профессии вы кто? – интересуюсь у автора.

– Бывший военный. Майор Советской армии, – слышу неожиданный ответ. – Служил в органах военных сообщений. Эта служба была организована еще при
Петре I. Чтобы войска передвигать, нужно, чтобы кто­то организовывал эту работу. Вот я и занимался этим делом. После Великоустюгского речного училища окончил Московский институт железнодорожного транспорта. Работал на железнодорожном транспорте в службе военных сообщений.

Деревня Бачманка в Старосельском поселении – малая родина Алексея Алексеевича. После службы военный пенсионер несколько лет жил в Костроме, а потом его потянуло на родину, на Вологодчину.

Зимуют они с женой Маргаритой Александровной в Вологде, а всё лето проводят в родной деревне. По утрам супруги делают зарядку и обливаются холодной водой из колодца. Закаляются!

– Я коренной житель, родился в Бачманке. Здесь мне пупок перевязывали, здесь у меня мама похоронена. Много и других родственников на кладбище лежит. Я и себе место там уже выгородил. И в другой жизни хочу быть здесь, рядом с родными, – вот так просто о своей любви к малой родине говорит мастер.

Судя по всему, Алексей Алексеевич – человек дела, на месте сидеть не любит. А слушать его – одно удовольствие!

– Приехал сюда, можно сказать, в пустоту, – продолжает он, держась за резные перила, поднимаясь на второй этаж, в мастерскую. – Дом здесь прежде стоял старый, разваленный. Я купил его двадцать лет назад за тысячу рублей. Единственной трудностью было свернуть его с лица земли. На месте старого построил абсолютно новый дом. Построил его своими собственными руками, как на флоте говорят, от киля до клотика – то есть снизу доверху. И топор в руках могу держать, и гвозди не гнутся.
А поставить стропила мне коренной житель деревни Константин Михайлович Советов помог, тут уж одному никак…

Мастер показывает свои кованые инструменты для резьбы по дереву – ими деревянные кружева вырезает. Когда жил и служил в Архангельске, заказал их на
фабрике «Беломорские узоры».
В кузнечном цехе по его заказу изготовили штук двадцать разных инструментов: стамесок, угольничков, прямых, косых… До сей поры исправно служат.

Там же, в Архангельске, он ходил в клуб народного творчества «Клюкарза» при Дворце культуры моряков.

– Мамы приведут своих детей на занятия, ребятишки сидят, ножичком вырезают. Занятия проводил профессиональный резчик, и я у него научился, – вспоминает Алексей Алексеевич. – Кстати, клюкарза – это тоже один из инструментов, которым пользуются при резьбе по дереву.

По словам Константина Михайловича Советова, почти в каждом доме у жителей Бачманки есть изделия, изготовленные Красильниковым. У одних – пуфики, у других – зеркала в рамке, у кого-то – балясник для веранды у бани. И это всё подарки: за труд, приносящий удовольствие, мастер денег не берёт.

В качестве материала для работы Алексей Алексеевич использует осину.

– Она, когда не очень сухая, хорошо режется, – говорит. – А самый хороший материал для резьбы – это, конечно же, липа. Вообще, для резьбы нужны три компонента: материал, инструмент и желание. У меня всё это есть!

Александр Карулин:

«Балуюсь в зиму-то!»

В деревне Шоломово Старосельского поселения 49 хозяйств. Летом деревня наполняется жизнью и трудовыми заботами её обитателей-дачников, а зимовать здесь остаётся один Александр Алексеевич Карулин.

Лет 10, как он стал деревенским жителем. И прописан здесь. В своё время купил в Шоломове дом, сам сложил в нём печь и махнул на город рукой. Здесь круглый год живёт. Здесь – простор для творчества, его мастерская.

Прежде пенсионер Карулин работал на мебельном предприятии. А сейчас для своего дома делает мебель ручной работы. Стулья с резными спинками и мягкими сиденьями – залюбуешься просто! И складные табуреты необычной конструкции, занимающие совсем мало места, тоже сам изготовил. Скульптуры из коряг, резные кашпо для цветов, подставки, всевозможные полочки…

На одной из них вижу вырезанные из дерева бюсты людей. Для старосты деревни Шоломово Виктора Александровича Кузнецова они легко узнаваемы.

– Это его жена Людмила, это внучка Аня, а это с бородой – сам хозяин, – говорит староста, показывая на лица. – Карулины сами люди отзывчивые, и двоих детей такими же воспитали. Жена и дети в Вологде живут. Сын Сергей, когда приезжает, мне частенько помогает в общественных делах. Хозяйка лето тоже в деревне проводит: огород внимания и заботы требует.

Баня у Карулиных необычная – наличники и косяки резьбой украшены. А на колодец вообще можно экскурсии водить: с виду – детский домик с окнами, дверями, балкончиком, крылечком, трубой на крыше…

– Балуюсь в зиму-то, – улыбаясь, скромно говорит мастер о своих творческих работах.

А староста, который в деревне и зимой бывает часто, признаётся:

– Я, бывало, соберусь зайти к нему, а он по снегу к калитке идет встречать меня босиком. Как Лев Толстой! Простой, хороший человек.

Ольга Орлова