«ПО КРЕСТЬЯНСКОЙ ПРИВЫЧКЕ ДО СВЕТА ВСТАЮ…»

 Ирина Кемакова – уроженка Архангельской области. Она и сегодня живёт в Каргополе, преподаёт в школе русский язык и литературу. И пишет стихи. Готовит к изданию уже второй сборник. Её стихи публиковались в журналах «Двина», «Иван­да-­Марья» и в других изданиях. С удовольствием представляем читателям «Литературного маяка» подборку стихотворений талантливого автора.

 

Впервые

Всё первое

Осталось позади,

случилось,

состоялось

совершилось.

Порой зажмёт

и заскребет в груди:

осталось ли

хоть что­нибудь

«на вырост»?

Был первый снег,

написан первый стих,

шептала речка

в зарослях пушицы,

была любовь,

прошла…

Душа в горсти:

впервые

ничего

не совершится.

Спрессованная

в дня не новизне,

под дождик,

льющий

третьи сутки кряду,

тоскую,

жду

хоть знак какой извне,

чтоб изменить

сложившийся порядок.

Стихает дождик.

Выключаю свет ­

светлеет ночь,

и, лёгкие, живые,

танцуют блики

лунные в листве,

как мириады светлячков, –

впервые.

Ярославна

Сегодня не в ладу с собой легла,

Кровать жестка,

и душит одеяло…

Глаза закрою –

с чёрных вод Каялы

На русский стан

струится ночи мгла.

Ты мне сказал,

что в бездну мир летит,

А я гнездо свиваю,

как наседка.

Из черноты глухой

стучится ветка

В моё окно. И остро мучит стыд

За косность с равнодушием.

Раздрай

Возник в душе,

покой как будто не был…

А над Каялой кровоточит небо ­

Заря приходит

под вороний грай.

Не воин я. Так многого боясь,

Постичь не тщусь

вселенские масштабы

Умом простой

и сердобольной бабы…

В плену и ранен

светлый Игорь-князь.

Ты говоришь,

что мир идёт ко дну,

Война близка.

А я скажу о главном:

Случись беда,

тебя, как Ярославна,

У неба отмолю. Спасу. Верну.

Счастье в мелочах

Отыскиваю счастье в мелочах:

День выдался погожий – я и рада.

В тени ажурной летняя веранда,

И на вьюнок садится шмель, ворча.

Мальки резвятся на речной мели,

Склоняюсь, чтоб умыться и напиться, –

Бесследно прогоняет сон водица.

Дух разнотравный в воздухе разлит.

Соседка с фермы к завтраку спешит,

Из труб печных дымок струится сизый,

И жемчуг рос на нити трав нанизан,

Воздушной паутинкой день прошит.

Вострит косу, играючи, брусок,

Блестит на солнце купол колокольни ­

Повсюду жизнь, и счастье душу полнит,

И купол неба празднично высок.

Связь

По крестьянской привычке до света встаю,

Обряжаюсь в охотку.

Без щучьих велений

В печке с треском весёлым займутся поленья,

Старый кот запоёт у шестка на краю.

Как говаривал дед, у хозяйки худой

До обеда дымок из трубы не струится.

Над сервантом на фото любимые лица:

В тёмной кофте бабуся, мой «деда» седой.

В этот час предрассветный особую связь

Ощущаю с крестьянской своей родословной

У огня русской печки и без суесловий ­

Со времен стародавних, без устали длясь,

Эта связь не прервётся, хоть годы пройдут.

То, как дратва, груба, то ажурна, как прошва, ­

Это связь поколений грядущих и прошлых

С настоящим – и счастье, что я в том ряду.

Это счастье, что в доме есть русская печь.

Даже солнцу сквозь стёкла в морозных узорах

У тепла его греться совсем незазорно.

Дров подкину. Суббота. Блины время печь.

Живу

Стряхнув остатки сна, как шапки снега с веток

На утреннем ветру, дрожа, стряхнул сосняк,

Печурку растоплю и, не включая света,

На шаткий табурет присяду у огня.

Поленья занялись, скукожилась берёста,

И сладко обмахнёт берёзовым дымком.

Живу да не тужу, смотрю на вещи просто.

Вот чайник закипел – и чаю с сахарком

Попью, не торопясь, – не велики обряды.

А дальше всё пойдёт привычной чередой:

Расчищу снег, сварю, потом полью рассаду,

С ведёрками схожу на прорубь за водой.

Зайдёт на огонёк соседка Лизавета,

Шутница – даром что ей восемьдесят шесть:

«А лажу, девка, я пожить ещё до лета ­

Насолено груздей, дак надо бы доесть».

Знакомцы позвонят из города:

«Ты что же Засела там, в глуши?

Деревня – на плаву?»

Поленце для тепла в лежаночку подброшу

Да только и скажу: «Вы знаете, – живу…»

Ирина КЕМАКОВА