ДУША НЕ БУДЕТ ОДИНОКА…

НА НИКОЛУ

На Николу мёрзнут рамы,

Стёкла тронуло ледком.

Посумерничаем, мама,

Побеседуем ладком.

Сядем рядышком у печки

Перед образом святым

И, словечко за словечком,

Обо всём поговорим…

Мы прокрутим без рекламы

Жизни старое кино

И невольно вспомним с мамой

Всех, кто дорог нам давно,

Чьи безмолвные портреты

На стене избы висят:

Это было прошлым летом,

Это – много лет назад…

А о тех, кто рядом с нами,

Помнят свет родных окон,

Всякий раз ты спросишь, мама,

Передашь земной поклон.

У тебя душа, что птица,

Машет нам своим крылом,

К сердцу каждого стремится,

Зазывая в отчий дом.

Вот и снова наша встреча,

Говорим который час.

Уж заглядывает вечер

Со двора в окно на нас.

Бьют часы. Темнеет рано.

Снег кружится за стеклом.

…И ещё живая мама,

И живёт наш светлый дом.

 

В ЛЕСУ ДЕТСТВА

Ближний лес изменился весь,

Сосны иглами до небес,

Раньше были тропинки здесь,

А теперь не видны.

Вдоль опушки – заросший вал,

Где малину я собирал,

С пацанами в войну играл ­

Где теперь пацаны?

Одного увела река,

У второго – судьба горька:

Деревенского паренька

В ночь увёз «воронок»…

Третий вольную жизнь любил,

Всё за синей птицей ходил,

Не хватило мальчишке сил

Для счастливых дорог.

Самый младший пацан ­– в Афган,

К перевалу шёл караван,

Но густой кандагарский туман

Всё смешал за горой…

На гранитной плите – портрет,

Где ему восемнадцать лет

И невидимый в поле след

На траве луговой…

Помолчу. Впору жечь свечу.

В детство светлое захочу,

По привычке друзей покричу,

А в ответ – тишина.

Старый лес от видений чист,

Только ветра печальный свист,

Только медленно падает лист,

Только сосен стена.

 

КОНЧИЛОСЬ ЛЕТО

Вот и кончилось светлое лето,

За рекой догорает закат,

И встаёт над уснувшей планетой

Всех созвездий бесчисленных ряд.

Посмотрю в глубину мирозданья

И, волненье в душе затая,

Отыщу, где поманит мерцаньем

Среди звёзд одиноких – твоя?

Облетает листва у рябины,

Как мои быстротечные дни.

Скоро станет заречье пустынным

И зажгутся ночные огни.

А наутро уеду я в город,

По росе оставляя следы,

И затихнет колодезный ворот

Без моей родниковой воды,

И умолкнут весёлые птицы

Под печальные звуки дождя…

Может быть, всё потом повториться,

Только рядом не будет тебя.

Позабудутся наши свиданья,

Но останутся навсегда

И манящее это мерцанье,

И далёкая в небе звезда.

 

СОЛНЦЕ

Оно пришло, когда земля и небо,

Казалось, гибнут в океане туч.

Соломинкой спасительною мне был

С утра в окошко заглянувший луч.

Его тепло мне обогрело душу,

Вернуло силу и былую мощь.

Я так устал седьмые сутки слушать,

Как за окном хозяйничает дождь.

Размытые дороги.

Морось. Слякоть.

Акации поникшие кусты.

Родных уход…

Душа устала плакать

И принимать печальные кресты.

Оно явилось, как волшебный мастер,

Неся любовь и радость с вышины,

И мне на счастье золотой фломастер

Вручило с наступлением весны,

Чтоб я писал им новые страницы

Про те незабываемые дни,

Где спутницы поэзии – зарницы ­

Зажгли в душе погасшие огни,

Где в светлое, безоблачное небо

Летели стаи серых голубей…

Я так давно в ладах с собою не был,

Многострадальной верою моей…

И утром снова с милого востока

Оно, большое, надо мной взойдёт,

И вновь душа не будет одинока,

И вновь она запросится в полёт.

 

НОСТАЛЬГИЯ

Я хотел бы в деревню вернуться

И чтоб мама была жива.

Ранним утром счастливым проснуться

В окружении её тепла.

Слышать, как затопилась печка,

Затеваются пироги…

А в избе ещё ни словечка,

Только в кухне её шаги

Да мяуканье нашей кошки

У её торопливых ног.

Донесёт аромат картошки

С печки вынутый чугунок.

Заалеет заря с востока,

Прогоняя ночную тень.

Я уйду от родимых окон

В свой не самый счастливый день.

Но меня поведут в дороге

Через долгие вёрсты лет

Образ матери на пороге

И глаза, смотрящие вслед…

Анатолий МЯЛКИН (п. Майский)