Из Огарева

«Вблизи шиповник алый цвел,

Стояла темных лип аллея…»

Н. Огарев

Я помню, да, шиповник цвел,

Стояла темных лип аллея,

И под гуденье юных пчел

Июнь вздымался, розовея.

И пах шиповник слаще роз,

И сердце билось, будто в битве,

Но каждый день из сердца рос,

Светло слагаясь, как молитва.

И было весело не знать,

Что в мире все перевернулось,

Что новоявленная знать

Переписала нашу юность.

И наши мальчики служить

Ушли страною незнакомой,

Они не научились жить,

Они учились, но другому:

А жить не страшно не уметь!

Писали из военучилищ…

И не боялись умереть,

Как будто жизнь уже случилась.

* * *

Если ты потеряешь меня,

Ты узнаешь у черной черты:

Ничего нет твоее, чем я,

Ничего нет моее, чем ты.

А пока, у рожденья черты,

Лишь в моей голове толчея:

Ничего нет моее, чем ты,

Ничего нет твоее, чем я.

* * *

Все будет, как быть положено:

Не в молодости, так в старости.

…Трава умирать накошена,

А пахнет медовой радостью.

Цветами и сладким запахом –

Уйти не спеши! приковывает!

…Пока росла жгла, царапала,

А скошена лежит шелковая…

Играючи ноги трогает,

И гладит, и шепчет ласково…

Пока росла была горькая,

Скосили и стала сладкая!

Скосили и стала легкая,

Как в самой далекой младости…

…Трава умирать накошена,

А пахнет медовой радостью…