Кукла Маша, не плачь…

В квартире супругов Семёновых из Федотова разместилась удивительная коллекция из нескольких десятков кукол советского периода.

К собирательству и восстановлению кукол подтолкнуло Людмилу Семёнову рождение пятого ребенка в семье – дочери Даши. Сейчас в коллекции женщины живет 50 кукол, которые она отреставрировала собственноручно. Игрушки попадают к Людмиле Николаевне разными путями: некоторые она находит на свалке, другие покупает на сайтах, третьи дарят друзья.

Любимая коллекция

Куклы обрели свое постоянное место жительство на двух полках, которые смастерил муж Людмилы Николаевны – Николай.

«Скоро третью полку попрошу супруга смастерить, на двух полках куклам будет тесно. К тому же не исключаю, что в скором времени меня ждет кукольное пополнение, – улыбается Людмила Семёнова. – Я очень благодарна супругу, который всегда меня поддерживал во всех начинаниях. Никогда не скажет: «Вот, у тебя вся квартира завалена куклами!» Он даже мне инструменты для реставрации кукол делает».

Первоначально Людмила Николаевна немного стеснялась своего увлечения, считая свое хобби детской забавой.

«Думала, если спросят, то отвечу: дочкины. А потом меня это чувство как-­то само отпустило. У меня пятеро детей. И Даша – единственная дочь, ей сейчас три года, самое время играть в куклы! Правда, особого интереса к моей коллекции кукол советской эпохи дочь пока не проявляет, лишь изредка просит дать поиграть. Больше всего ей нравятся современные Барби. Но в моем материнском сердце всё же теплится маленькая надежда, что Даша, повзрослев, разделит мой интерес к реставрации кукол», – говорит Людмила Семёнова.

К своей коллекции Людмила Николаевна относится с особой теплотой. По ее мнению, каждая кукла обладает определенным уникальным характером.

«Я считаю, что человек, создающий куклу, вкладывал в нее свою душу, определенное эмоциональное состояние, а потом ее кто­-то купил, кто-­то с ней играл, и это тоже история. Когда вижу брошенную куклу на улице, мне становится ее очень жаль, и я забираю ее домой, мою, реставрирую. Кто-то подбирает бездомных животных, а я –
куклы,
– улыбается Людмила Николаевна. – Я с ними даже разговариваю, сразу на душе как­-то тепло становится. Другие имена куклам не даю, оставляю фабричные. Вот, например, Марина», – Людмила Николаевна берет в руки куклу Московской фабрики «8 Марта». Раньше кукла Марина была в трещинах, с разбитыми глазами. Людмила Николаевна приобрела ее на сайте.

«Я всегда покупаю куклы в плохом состоянии не больше чем за тысячу рублей. Понимаю, что их могут выбросить, если не найдется покупатель, а я дарю вторую жизнь», – говорит мастерица. Трещины на руках и ногах Марины Людмила Николаевна запаяла металлической ложкой, нагретой на плите, она прикладывала ее к кукле, и «рана» затягивалась. А потом шлифовала поврежденное место пилочкой для ногтей, шерстяной тряпочкой, восстановила глаза, подрисовала брови и губы.

Вторая жизнь

В коллекции Людмилы Николаевны имеется и целлулоидная кукла, она нашла ее на улице, кукла сиротливо валялась в луже.

«Она была изготовлена на Охтинском химкомбинате. В советское время уникальность целлулоидных кукол заключалась в том, что продавались они без одежды. Таким образом, ребенок сам решал, какой образ создать для куклы, мальчик это будет или девочка».

Еще одну куклу Людмила Николаевна нашла в заброшенном доме.

«Находка представляла собой просто какой­т-о комок грязи. И когда я пришла домой, сразу стала куклу мыть. И передо мной открылось удивительной красоты личико. Мне даже показалось, что глаза куклы засветились радостью от счастья, что она оказалась в тепле и уюте, – говорит Людмила Семёнова. – У куклы не было ресниц, рук, я их заказывала в Уфе, а реснички ей сделала из натурального материала».

Спустя время Людмила Николаевна узнала из интернета, что кукла, найденная ею, немецкого производства.

«Немецкие куклы отличаются от наших, советских, – поясняет Людмила Семёнова. – Немцы свои игрушки делают более взрослыми, подростковыми. Да, они красивые, но в них нет той душевности, что в наших». Кстати, есть в коллекции у Людмилы Николаевны и куклы литовского производства.

Ностальгия

Но появление дочери стало не единственной причиной создания коллекции. Многие куклы являются своеобразным напоминанием об определенных моментах жизни Людмилы Николаевны.

«Например, в детстве у меня была шарнирная кукла, у которой двигались ножки и ручки. Мне ее подарили за победу в одном из конкурсов. А потом, повзрослев, я отдала эту куклу соседскому ребенку, который любил с ней играть. Шло время, и я даже скучала по своей шарнирной кукле из детства. Мне захотелось найти аналогичную той, которая была раньше, – говорит мастерица. – Мечта осуществилась, я приобрела ее на сайте».

Удивительна история и прессопилочной куклы цыганки Ивановского производства, которую Людмила Николаевна приобрела тоже на сайте.

«Я помню мамину фотографию, на которой она была изображена с подобной куклой, красивой до невозможности! Именно поэтому мне захотелось увидеть в своей коллекции аналогичную», – улыбается героиня.

Еще одно приобретение с сайта заставило сделать ностальгическое напоминание об Олимпиаде­80. Людмиле Николаевне понравились куклы, с которыми дети танцевали на Олимпиаде. Это была кукла московского производства с фабричным именем Нина.

Все куклы у Людмилы Николаевны большие модницы. Она сама создает для них одежду, и это тоже творческий процесс.

«Первоначально смотрю на куклу, а потом начинаю прикладывать к ней лоскутки ткани, подбирая подходящую. Еще ни один образ в моей коллекции не повторился», – не без гордости говорит Людмила Николаевна.

Есть у мастерицы и кукольная мечта. Людмила Николаевна желала бы видеть в своей коллекции Володьку. Именно так называется одна из кукол Льва Сморгона, автора почти сотни игрушек, выпускавшихся массовыми тиражами на территории СССР.

«Пока у меня в коллекции одна из его работ, приобретенная на сайте. Это кукла Никита. Работы Льва Сморгона мне нравятся своей необычностью. Кажется, вот-­вот они оживут».

Ирина Луссе

Фото из архива Людмилы Семёновой