КАПИТОЛИНА ЛЕВАКОВА. АНГЕЛ ЧУДНЫЙ, АНГЕЛ ЯСНЫЙ…

Эта статья – посильное приношение светлой памяти достойнейшей женщины нашего времени Капитолины Дмитриевны Леваковой. Её любимые внуки живут в Эстонии. Им нечасто выпадала возможность общаться с бабушкой, разговаривать с ней по душам. А мне Бог дал эту встречу и счастье более 10 лет общаться с Капитолиной Дмитриевной, обрести в ней сердечного друга и наставницу. Хочется верить, что потомки приедут навестить могилку бабушки, прочитают эту статью, и милые черты родного человека предстанут перед ними в новом свете, и захолустный наш уголок покажется не таким убогим, когда в нём живы духовные ценности и добрая память о человеке.

Тибетская жемчужина

Я пришла в этот край, танцуя. В Вологде занималась восточными танцами, здесь решила преподавать. Надела пояс из звонких монеток, жёлтые шёлковые шаровары, завеску из блескучих пайеток и явилась в Несвойскую среднюю школу села Остахово. Несколько учительниц согласились скрасить долгие зимние вечера уроками восточного танца. В подсобке местного сельмага я лихо сбацала «шимми», «чу­чу», «восьмёрки», «волны», «ключи» перед милыми продавщицами, и те с радостью потянулись за «искусством обольщения» в клуб.

Группы были небольшие, занятия проходили весело. Вместе с учителями пришла Капитолина Дмитриевна. Ей в ту пору было 60 с лишним лет. А как самозабвенно танцевала эта женщина, повязав вокруг бёдер цветастую шаль с кистями! Я любовалась, удивлялась и немножко пугалась, не повредят ли некоторые резкие движения в столь почтенном возрасте её здоровью. Но возраст не утяжелил ни её рук, ни её ног – женщина двигалась плавно, на полупальцах и держала подбородок по-балетному высоко. Денег брать с неё не хотелось, но Капитолина Дмитриевна оказалась противницей посещения «из милости». «Или как все, или пойдёмте ко мне чай пить!» – сказала она. Я выбрала чай.

«А жалеть меня не надо, – обратилась ко мне Капитолина Дмитриевна уже у себя в квартире. – И вот почему…» Тут я ахнуть не успела, как учительница начальных классов, ещё продолжающая работать (не столько из­за денег, сколько из потребности «жить живой жизнью»), на полу исполнила знаменитый комплекс «5 тибетских жемчужин», не сбивая дыхания, и в таком темпе, что пришлось сесть, чтобы не упасть от неожиданности. Уж я была готова увидеть и сальто со шпагатом, но милая Капитолина, довольная собой, пригласила пройти на кухню.

Жизнь со вкусом

Обстановка в квартире сельской учительницы была по-советски простая, а местами и вовсе аскетическая. Но чай мы пили зелёный, ароматный и не из чашек, а из пиал. Секрет чая заключался в его крепости. Пироги с капустой таяли во рту. Но больше всего я запомнила пряную смесь гомасео, рецепт которой Капитолина Дмитриевна вычитала в журнале «ЗОЖ»: молотые семена, соль и специи можно сыпать просто на чёрный хлеб, а вкус будет потрясающий.

«Дорогая Капитолина, – сказала я, – мне кажется, что вы существуете как философ «я с вами, но я не ваша». Даже платочек повязываете по-особенному – хвостами назад и вверх, а не под подбородок». «Я много лет жила в Ташаузе, это в Туркмении, – пояснила Капитолина Дмитриевна. – Там преподавала русский язык и сама переняла кое­что
у восточных людей».

А с каким поистине детским восторгом показала она мне журнал со статьей про Абу Ибн Сину (Авиценну), который жил именно в тех краях, где начала свой педагогический путь Капитолина Дмитриевна!

«Ах, что за человек! – восхищалась она мудрецом с высот своего опыта. – Читаешь, и не верится, что это возможно!» Такой же восторг вызывали у Капитолины Дмитриевны русские православные подвижники и святые, среди которых она особенно выделяла святителя Луку (Войно­Ясенецкого). «Если бы только знать, что среди твоих учеников есть хоть один одаренный такой человечностью, такой силой духа, можно сказать, что это великое счастье, – рассуждала учительница. – Но мы надеемся, что и при скромных способностях они вырастут людьми честными, отзывчивыми, совестливыми».

Мелодия любви

Я стала часто навещать «приятный сердцу уголок» и однажды на диване в большой комнате увидела ноты и мандолину . «Я пою в хоре, – ответила на мой вопрос Капитолина Дмитриевна, – в храме святителя Николая, который в Ламанихе, ты знаешь?» Так открылся для меня старинный храм и его песнопения.

Ещё больше, чем чай, полюбила я слушать, как поёт Капитолина псалмы и молитвы. Голос у неё был грудной, материнский. По настоянию доброй учительницы иногда подпевала и я, следя за её пальцем, идущим по нотам. Мелодия у псалмов замысловатая, но Капитолина Дмитриевна имела терпение и веру, что я справлюсь.

Пела Капитолина Дмитриевна и в хоре ветеранов села Остахово, и на мероприятиях, посвящённых творчеству поэтов, в Несвойской библиотеке. Эта необыкновенная женщина умело и ловко подбирала музыку к стихотворениям всех известных поэтов. С её голосом, со звуками мандолины сельские вечера преображались, наполнялись жизнеутверждающей энергией, верой, светом женственности и создания.

Особенно нравилось мне, как пела Капитолина Дмитриевна «Ангел чудный, ангел ясный». Мелодию к этим стихам она написала сама. Вдруг на диване с мандолиной в руках представала не сельская учительница, а дама дворянского сословия – княгиня или графиня, и какие­то давние переживания и воспоминания позволяли ей петь «Ангела» с особой теплотой и достоинством, которых я не встречала доныне. От пения комната наполнялась розоватым туманом далёких вишнёвых садов, томлением безответно ­высоких чувств, запахами лесного ландыша и жасмина.

В гармонии с собой

У древних греков существовало понятие «каллокагатия» – гармония души и тела. Это сочетание мы интуитивно ищем в красивых юношах и девушках, зачастую впадая в самообман. И как удивительно бывает столкнуться со столь редким явлением там, где никто не ожидает, в селе Остахово, и быть удостоенной чести много лет общаться с носительницей этой дивной гармонии – К. Д. Леваковой!

 В 2016 году эта удивительная женщина покинула нас и ушла в мир иной. Капитолина Дмитриевна Левакова похоронена рядом с храмом св. Николая в Ламанихе.

 Посетив её могилку этой осенью, не захотела дарить милой Капитолине искусственные цветы. Принесла её песню про ангела. Спела. И свет был розов, и чувства высоки, и ландыш цвёл, убеждая ещё раз в том, что близкие наши живы, покуда мы помним о них.

Елена Андреева