ИГРАЙ, ГАРМОНЬ…

Нина Геннадьевна Левичева живет в селе Северная Ферма, в семье сына Михаила. Детство ее прошло в деревне Большой Двор, а родилась она в Березниках. Уже давно – 93 года назад.

Первая посевная

До шестого класса Нина училась в Березниковской школе, а в седьмой класс пошла в школу в Высоково, за двенадцать километров от Большого Двора…

Родители ее – простые крестьяне, рабочие совхоза. Нина была старшей из пяти детей.

В пятнадцать лет Нина начала работать в совхозе «Северная Ферма», которому и отдала всю свою трудовую (да, пожалуй, и личную) жизнь.

– Отец на войну с первого дня ушел, а я стала работать, – вспоминает Нина Геннадьевна. – Дали мне двух лошадей, пароконный плуг, и поехала я пахать. Сначала не очень получалось, а потом по гектару за день получалось.
А это сорок километров надо пройти, чтобы гектар-то сделать.

Девчоночка пятнадцатилетняя сорок километров за день, и не просто проходила, а пахала… И так день за днем. А что делать, если почти всех парней и мужиков забрали на фронт? Вот и встали за рукояти плугов подростки, девчушки, бабы…

За ту первую свою посевную получила Нина благодарность с занесением в трудовую книжку. Так и написано: «За доблестный труд на посевной кампании».

Маленькая наставница

– Стали готовиться к сено­косу. Приезжает к нам директор Александр Васильевич Кашицин: «Нинушка, я тебе лошадь привез». А лошадей­то мало было, всех, что получше, в армию забрали. А это оказалась лошадь с фронта, раненая в ногу. – Вы с ветеринаром ее подлечите, и ты будешь на ней работать. Кличка ее Весна. Ты уж, Нинушка, ее не обижай, она и так бедная, – вот как мне директор наказывал. И стали мы ее лечить. До чего умное животное: мажем ей рану, а она терпит, даже не переступит…

Косить Нине довелось на тройке (две лошади, на которых пахала и Весна). Что такое тройкой управлять хрупкой девушке – трудно даже представить.

– Были у меня два друга, – с улыбкой вспоминает Нина Геннадьевна, – Николаша и Кустиша – старики, кузнецы. Директор велел им переделать тракторную косилку на конную. Я на этой косилке потом и работала. Чуть что сломается, я к кузнецам, они меня выручали…

В те юные годы пришлось Нине и наставницей стать.

– Привели ко мне шесть девчонок лет по десять­двенадцать, и я учила их снопы вязать. Помню, оставалось дожать поле, шесть гектаров овса. Вот мы с ними и выжали, снопы связали и под крышу свезли.

В это же время ее мама тоже работала в совхозе, на быке во­зила навоз со скотных дворов. А еще ведь и младшие дети дома.

– Плохо жили, голодовали.
На младших по 200 граммов хлеба давали, нам с мамой по 400. На обед варили одну крупянку, выпьешь ее из тарелки через край и снова пахать. Была у нас и корова, но накосить на нее трудно было. Весной я ездила по дорогам, подбирала для нее сено, упавшее с возов.

Не дожила их корова до свежей травы…

Дожить до Победы

Работали в войну, практически, без выходных…

– На Покров мы с мамой собрались в Березники, к тетям в гости. Я и говорю директору, мол, мне надо три дня. Он ответил: «Если все выкосишь, три выходные я тебе дам». Вот я и старалась уж как могла. 14 октября поехала косить на последний хутор Тушино. Вечереет. Докашиваю. Думаю только о том, что завтра пойдем в гости, и там досыта поедим (тетя и дядя получше жили, их двое всего, а он еще рыбу все время ловил). Вдруг, слышу ржание и огромный белый жеребец выезжает. Испугалась я. Это директор приехал проверить работу. Все посмотрел. Отпустил.

И пошли они в Березники, за сорок километров, чтобы досыта поесть…

Но пришел и войне конец.

– С войны молодые почти не вернулись. Все старые, да раненые, – качает головой Нина
Геннадьевна.

Их семье повезло – отец вернулся.

Но впереди еще были голодные 1946­47 годы. Да и потом еще долго эхо войны в судьбах людских отзывалось…

В 1946 году на общем собрании работников совхоза Нине была вручена медаль «За доблестный труд в Великой Отечественной войне».

Семейная реликвия

Вскоре директор совхоза перевел «Нинушку» работать бригадиром в центральное отделение совхоза, в Северную Ферму. На лошади объезжала она покосы на всех хуторах.

Но успевала еще и на гулянки сбегать – молодость брала свое. Познакомилась с фронтовиком­гармонистом. Гармошка, которую купили вскладчину жених и невеста, до сих пор хранится в доме Левичевых в Северной Ферме (на ней теперь играет второй сын – Валентин, который живет в Мынчакове).

Поженились они в 1950 году и прожили вместе без малого шестьдесят лет (Анатолий Сергеевич Левичев умер в 2008­м году).

Почти сразу после свадьбы как перспективного молодого работника совхоз направил Нину Левичеву на учебу в сельхозтехникум в Брянской области.

Вся жизнь на людях

Ну, а затем долгие годы жизнь Нины Геннадьевны была связана с кооперативной торговлей. Ее назначили председателем рабочего кооператива «Северная ферма». В ведении оказались территория совхоза и двух колхозов, а это: четыре хлебопекарни, семнадцать магазинов, два заготовительных склада. И физическая нагрузка, и ответственность – огромные!

Труд Нины Геннадьевны был отмечен многими наградами: благодарностями и почетными грамотами. В 1970­м году она была награждена медалью «За доблестный труд». В 1975­м
– знаком «Отличник советской потребительской кооперации».

– Я и не заметила, как подошла пенсия – все время с людьми, вся жизнь на людях. Я любила народ, и меня народ любил, даром, что на руководящей работе была. Жизнь долгая, долгая, начнешь вспоминать, все передумаешь да не все перескажешь, – вздыхает Нина Геннадьевна. И задумывается…

Дмитрий Ермаков